ПИСЬМО ОТ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ EXPLORER. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.

Через 2.30-3.00 часа с учетом всех остановок-регулировок/дозаправок приехали в славный Русский город Тверь основанный в 1130 году.

В Твери встретились с друзьями и отобедали в ресторане на набережной Степана Разина. В 16.00 продолжили путь к озеру Селигер. В лесу встретили лыжника, подвернувшего ногу, надо было видеть, как он нам обрадовался (и тут я его понимаю). Мы с товарищем погрузили дедушку-лыжника на снегоход, надели на него все что у нас было из теплых вещей и повезли в поселок с занятным названием «Грузины» (Это не в Грузии, это под городом Торжок).

Супруга спасенного Николая Ивановича приглашала за стол, но мы сначала отказались и сказали что выпьем за его здоровье прямо тут и поедем, а то скоро стемнеет уже. После доброй стопки Перцовки, да с устатку, мы поняли, что путь дальше не лежит и приняли приглашение Раисы Константиновны. Ужин был отменный, особенно под Перцовку (самопляс на перце настоянный и настоянный качественно — что называется «вырви глаз»). Хозяева интереснейшие люди Николай — раньше работал детским тренером по хоккею, Раиса Константиновна — историк кандидат наук, работала профсоюзным деятелем.

Николай читал нам стихи Ивана Бунина:

Ни пустоты, Ни тьмы нам не дано:

Есть всюду свет, предвечный и безликий…

Вот полночь. Мрак. Молчанье базилики,

Ты приглядись: там не совсем темно,

В бездонном, черном своде над тобою,

Там на стене есть узкое окно,

Далекое, чють видное, слепое,

Мерцающее тайною во храм

Из ночи в ночь одиннадцать столетий…

А вкруг тебя? Ты чувствуешь ли эти

Кресты по скользким каменным полам,

Гробы святых, почюющих под спудом,

И страшное молчание тех мест,

Исполненных неизреченным чудом,

Где черный запрестольный крест

Воздвиг свои тяжелые объятья,

Где таинство сыновнего распятья

Сам Бог-Отец незримо сторожит?

Есть некий свет, что тьма не сокрушит.

Читал он много стихов, но это запомнилось особенно. Не поленился, выучил — это я про себя.

Сейчас оба на пенсии, квартиру в Москве сдают (ради денег — дочке помогают), а сами живут на даче. Уверенно говорят: нам тут лучше чем в Москве, жизнь тихая, спокойная, воздух, пища без добавок типа «Е» и прочих глютаматов-натрия, водичка чистая как слеза. Вот Перцовка опять же своя.

Утром нас позавтракали от пуза, и мы отправились дальше, долго прощаясь с хозяевами.

Николай с Раисой очень звали ещё раз в гости на обратном пути — видать все таки скучновато Москвичам в Русской глубинке.

Утром долетели до Осташкова без остановок за два часа (примерно 150 км). Покатались по озеру и решили — завтра пробыть денечек на озере Селигер.

Стал я звонить начальнику, а сам думаю — чего врать… Он же знает, где я.

А он к телефону подходит и вместо «здрасьте» сообщает — я мол заболел, ты завтра на работу не приходи, по вторнику созвонимся.

Можно было остановиться в городе Осташков, но в «отеле ИНТУРИСТ»! нам сообщили, отопление работает плохо и в номерах холодно, вот тебе Интурист?

Поехали искать ночлег с обедом, ехали вдоль берега.

Навстречу проехали «аэросани» или если быть точным «аэролодка».

По следам приехали к «Советской» турбазе с огромной вывеской «БАНЯ», собственно вывеска и привлекла наше внимание, особенно после «Интуриста». За три дня катания по морозу организм стал требовать Тепла. Сервис на турбазе был явно ниже, чем в Завидово и у Раисы Константиновны, но, несмотря на все сопротивления персонала мы заселились в тоже «Люкс» — как гласила надпись на «плане Эвакуации при пожаре» висевшая в коридоре над огнетушителем, срок службы которого, истёк (предположительно) в 80-х годах прошлого века. Замок в номер «Люкс» открывался без ключа (ключ нам дали, только зачем?), кстати, и закрывался он тоже без ключа, чтобы закрыть или открыть дверь, нужно было просто приложить чуть больше усилий, чем обычно.

В тоже «Люкс» — две шконки, шкаф (без вешалок), тумбочка при кровати, Графин со стаканами (слово Графин зачёркнуто и графина нет).

Он — графин мы там нашли в комнате с надписью «ХОЗ». Вы спросите, а как вы определи, что этот графин из «Люкса», так на нём и написано было «Люкс» красной краской, там же был один стул и одно кресло, стол, ковёр (ковром называлась циновка, постеленная между кроватями). В Туалетной комнате была туалетная бумага! — одна четвёртая рулона!

И о чудо, обувная ложка! Зато горячей воды не было, только холодная. Советская турбаза стоила по Советске (в сравнении с Завидово). Если в Завидово пользовать все блага входившие в цену, то наверное, лучше Завидово, а если вопрос в ночлеге и бане, то турбаза лучше (в смысле демократичнее).

Добавлю: Баня отличная — веники, простыни, бассейн.

Не зря говорят, что с воскресенья на понедельник сон крепче. Подтверждаю, так оно и есть. Напарившись и напившись, мы спали долго и крепко. Проснувшись в одиннадцать утра. Решили так: если до Завидово доедим за 4 — 4,5 часа, то поедем домой (к товарищу на дачу), если нет, то остановимся в Доме отдыха и закончим наше Турне по Российским прериям уже завтра.

Судьба к нам оказалась благосклонна и пожалела нашу печень. К Завидово мы подбирались в 14:30, решили время на заезд не тратить, а лучше попрыгать на трамплинах под Рогачёво.

К ночи экспедиция завершилась — победой. Техника не подвела, пилоты были подготовлены, как и сама экспедиция — по-другому и быть не могло. Решили компанию расширить для следующих экспедиций, ехать веселее, со стихией бороться сподручнее, можно замахнуться на серьёзный маршрут.

После трёх дней постоянного движения на мотоцикле по снегу — доверие и уважение к EXPLORER увеличивается во много раз, тем более, что есть с чем сравнивать — со Снегоходом. За три дня мы вытаскивали и вытаскивали его раз 10 или больше. Мотоцикл, оборудованный EXPLORER — не засадить, как и его родителя SNOW HAWK — нет, наверное, засадить можно, но у меня не получилось, а я искал место такое, долго старался — не нашёл.

Если решите использовать Explorer — всегда помните про газ — резко убрал — упал.

Когда поднимаетесь в гору, понижайте передачу заранее, до 30 градусов заедет и на третьей, если 40-50 градусов, то лучше сразу включить 2 передачу. Кстати снегоход на таких уклонах останавливается, буксует и едет только назад. При спуске с горы Вам тоже понадобится газ — не закрывайте ручку акселератора — кувыркаться с горы вместе с мотоциклом удовольствие малоприятное.

Прыжки с трамплина. Снегоход даже самый — спортивный/ горный/ кроссовый и т.д. и т.п. так прыгать не в состоянии, учитывая три точки опоры.

Мотоцикл, оснащенный EXPLORER — предназначен для прыжков! Помимо меня это предписывает инструкция по регулировке гусеницы Explorer — Крайнее заднее положение, когда гусеница чуть приподнимается сзади (в варианте с глубоким или переменным снегом приподнят перед гусеницы для большей проходимости — угол атаки), а также обычная эксплуатация грязевого мотоцикла. Снегоход имеет три точки опоры и при попадании хотя бы одной точки на неровность при отрыве от поверхности снежного покрова или приземлении — падение почти гарантировано.

Для мотоцикла с Explorer попадание на неровность дело обыденное, мотоцикл изначально спроектирован для бездорожья и допустимые ходы подвесок у мотоцикла значительно больше чем у снегохода. К прыжкам также располагает одна колея, где гусеница следует за лыжей по примятому снегу, как мы и говорили раньше — подвеска с большим ходом, малый вес мотоцикла и мощный мотор. Даже если Вы приземляясь встретите неровность, подвеска ее проглотит, а если кочка будет на трамплине, то это только способствует прыжку — подвеска сожмется и разожмется еще сильнее отталкивая мотоцикл перед прыжком.

В этом письме я смог рассказать только о двух поездках. Но в дальнейшем обязательно расскажу и о других путешествиях и о втором мотоцикле…

Письмо от пользователя EXPLORER. Часть четвертая.

Продолжение следует.
Виктор Подгорный
Химки, Московская область, февраль 2011.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>